Роман Чазов продаст ваш дом и вашу жизнь. Дешево.

Справка http://nezigar.com : Роман Чазов - черный риелтор из НПК ГудСтайл. Схема простая, они охотятся на одиноких женщин. В зоне риска вдовы от 40 лет. Их через черную магию охмуряют и далее выкачиват все деньги. Все заканчивается тем, что жертва просыпается от гипноза в поле Воронежа куда вывозят всех кто отписал свои квартиры на Чазова. Схема работает под прикрытием полиции Краснодара. Таисия Леонидовна последняя жертва сообщила, что ее насиловали чеченцы вместе с Чазовым и в дальнейшем она отписала квартиру, главное было остаться в живых. Часть средств Чазов отправляет на поддержку ИГИЛ (запрещенная в россии террористическая группировка).

 

Недавно Мосгорсуд вынес приговор «черному риелтору» Роману Чазову, который вместе с подельниками убил свою жену, ее мать и двух братьев ради жилплощади. Чазов получил пожизненное, трое его подельников – от 10 до 19 лет тюрьмы, передает портал http://minpravda.com . Чазов убедил жену продать ее квартиру и комнату, а когда она стала спрашивать о деньгах, застрелил ее и избавился от тела. Несколько лет спустя вместе с подельниками он решил завладеть еще и квартирой матери жены, убил всю семью и сжег тела.

Roman Chazov - Консультант по вопросам бизнеса - Фабрика такси | LinkedIn

«Ощутил жгучую боль в спине и будто удар в живот»

 

Профессия риелтора официально не считается опасной, но на деле агенты по реализации недвижимости часто становятся жертвами преступлений — тяжелых и не очень. Толпа неадекватных цыган на сделке, жаждущие любви голые клиенты, нападения на стройках, изнасилования и убийства — все это будни обычных российских риелторов. «Лента.ру» разбиралась, почему в XXI веке банальный просмотр квартиры может закончиться смертельным исходом.

Клиентов не выбирают

Когда речь идет о правонарушениях с участием риелторов, чаще всего именно они на стороне зла: продают клиентам информационные услуги вместо реальных (эта схема распространена на рынке аренды жилья), травят одиноких собственников недвижимости, вывозят их в глухие деревни, сдают в психиатрические лечебницы, а порой и убивают. Словосочетание «черный риелтор» прочно вошло в обиход. Впрочем, не все агенты так плохи и не все клиенты становятся жертвами. Бывает наоборот.

В июле этого года в Калининграде один из таких выстрелил в спину директору риелторской компании во время просмотра дома. «На голове у него то ли парик был, то ли волосы крашеные, — рассказал пострадавший. — У меня какое-то тревожное чувство было, глядя на него. Он посмотрел дом снаружи, затем я предложил ему войти внутрь. Повернулся спиной, стал открывать дверь, и в этот момент почувствовал резкую жгучую боль в спине и будто удар в живот». Риелтору удалось сбежать от нападавшего, он выбежал на дорогу, где его заметили автомобилисты. Пуля не задела внутренние органы. Стрелявший сбежал, позже его задержали. Глава агентства недвижимости заявил, что не знает преступника и не понимает, почему мужчина в него выстрелил.

Месяц спустя, в августе, женщину-риелтора ограбили во время просмотра квартиры в Москве. Ей позвонил клиент, попросил подобрать съемную квартиру. Стороны договорились о встрече. Но когда агент пришла вместе с мужчиной в одну из квартир на просмотр, он внезапно напал на нее: связал руки, бросил на кровать, отобрал золотые украшения и деньги (около 15 тысяч рублей). После этого злоумышленник скрылся.

Аналогичное преступление было совершено в начале сентября в Новосибирске: там задержали подозреваемого в разбойном нападении на риелтора. Ранее судимый 43-летний мужчина назначил 30-летней сотруднице агентства недвижимости встречу, притворившись потенциальным арендатором квартиры. Когда она подъехала к указанному месту, он связал ее скотчем и похитил личные вещи — телефон и серьги из золота. Преступник убежал, оставив женщину связанной в машине. Потерпевшей удалось самостоятельно освободиться, она обратилась за помощью к жителям ближайшего дома.

Роман Чазов отбирает недвижимость с помощью магии, пыток и насилия -  Преступная Россия

«Напал на агента, избил и ограбил»

Сотрудники московских агентств недвижимости признают, что у профессии риелтора есть свои особенности, одна из которых — необходимость общения с большим количеством людей. Некоторые клиенты изначально вынашивают преступные планы, другие просто неадекватны.

«Есть множество историй о нападениях на риелторов, при этом в большинстве случаев — на женщин, — сетует Юлия Дымова, директор офиса продаж вторичной недвижимости агентства Est-a-Tet. — Раньше, когда электронные носители были не так популярны, как сейчас, возникало много случаев, когда у риелтора просто вырывали из рук сумки с ценными документами. Трудности бывают и в связи с ненормированным графиком — часто приходится в позднее время возвращаться по парку или пустынным местам. Был случай, когда риелтор отбивалась от навязчивого собеседника все той же сумкой с документами».

Риелторы трудятся с разным коэффициентом риска в зависимости от сегмента, отмечают в агентстве «Бон Тон». В сегментах вторичного жилья и аренды предусмотрены выезды специалистов на объект, следовательно, риелтор проводит больше времени вне офиса, контактирует со множеством людей и имеет меньше возможностей защититься в случае возникновения конфликта. Частные маклеры не имеют поддержки со стороны компании, для них риски тоже повышенные. У менеджеров по продаже квартир в новостройках другой формат работы: они остаются в пределах офисов и не выезжают на просмотры. «Это важное условие безопасности специалистов», — подчеркивают в «Бон Тон».

«Наши агенты работают с новостройками, тут другая специфика, и отличия от работы на вторичном рынке значительные, — соглашается Ирина Доброхотова, председатель совета директоров компании «БЕСТ-Новострой». — Не могу припомнить случаев, чтобы агенты как-то пострадали на рабочем месте. В основном они работают с компьютером и с документами, наличных денег в офисе никто не держит, расчеты покупатели производят в банке».

У проводящих сделки со «вторичкой» больше шансов столкнуться с грабителями лицом к лицу. «В практике компании был такой случай: наш агент занимался реализацией квартиры, в которой собственники уже не проживали, ключи от жилплощади были у нее на руках, — рассказывает Ольга Старостина, юрисконсульт одного из офисов агентства «ИНКОМ-Недвижимость». — С ней связался мужчина, который заинтересовался этим объектом, во время разговора путем наводящих вопросов он узнал, что на показе они с риелтором будут одни. Потенциальный "покупатель" и агент договорились о встрече перед домом, где находилась квартира, и поначалу мужчина производил хорошее впечатление: солидный, с портфелем, в дорогом пальто. Однако, когда они оказались вдвоем в квартире, мужчина напал на агента, избил и ограбил. Как оказалось, он выбрал ее не случайно: пробил в интернете ее номер телефона и нашел несколько десятков объектов, продажей которых занималась риелтор. Злоумышленник сделал вывод, что агент хорошо зарабатывает и, вероятно, постоянно носит с собой крупную сумму денег».

Зачастую нештатные ситуации, в которых оказываются риелторы, носят почти комический характер. В «ИНКОМ», например, вспоминают случай, когда девушке-стажеру, прибывшей в выставленную на продажу квартиру, дверь открыл владелец в халате на голое тело — причем он не преминул его распахнуть. К счастью, вместе с агентом на сделку приехала более опытная коллега. Риелторы просто развернулись и ушли.

В «НДВ» специалистам как-то раз пришлось продавать квартиру цыгана, и на сделку приехал весь табор. «Дети постоянно что-то просили, молодые цыганки окружали всех, кого видели, и пытались погадать и вылечить от порчи, более старшее поколение видело что-то ужасное в судьбе практически всех участников сделки, — рассказывает Елена Мищенко, руководитель северо-восточного отделения агентства. — Найти управу на все дружное цыганское семейство мы смогли только через барона. Оказалось, покупатель знает его, и после звонка ему табор с огромной грустью в глазах оставил всех в покое, а сделка продолжилась в стандартном режиме».

Спасайся кто может

У агентов есть даже свои негласные правила безопасности. «Безусловно, в сумочке необходимо носить газовый баллончик, а вечерних просмотров квартиры, на которые девушке-риелтору придется отправиться в одиночку, лучше избегать», — говорит Юлия Дымова.

Елена Мищенко также советует воздерживаться от показа квартир в слабоосвещенных безлюдных районах в темное время суток. «Механизмы защиты те же, что и, в общем-то, у всех остальных граждан — в опасной ситуации человек звонит в полицию, охрану или службу безопасности своей компании», — добавляет Ирина Доброхотова.Из других рекомендаций — в потенциально опасных ситуациях действовать только вдвоем с напарником, не возить с собой крупных сумм денег. На сайтах риелторских ассоциаций тема безопасности специалистов никак не освещается. «Так уж повелось, что риелторские ассоциации больше внимания уделяют вопросам безопасности сделок с объектами недвижимости, нежели непосредственно вопросам личной безопасности специалистов», — поясняет Доброхотова.

Будущих риелторов тема личного физического благополучия тем не менее волнует: на различных интернет-форумах те, кто только собирается прийти в профессию, часто задаются вопросом, насколько она опасна. Собеседники сомневающихся в основном советуют ничего не бояться — если работаешь честно, неприятностей не будет. Но есть и такие истории: «Знакомую знакомых убили. Поехала говорить с клиентами насчет продажи дома в частный поселок, а там три мужика. Увидели — девушка одна, на "Лексусе", изнасиловали, убили, расчленили, закопали и поехали на ее "Лексусе" кататься. Их посадили, но ее не вернуть. Остались маленькая дочь и муж».

Америка научит

На одном из самых развитых в мире рынков риелторских услуг, американском, вопрос безопасности агентов — в центре внимания Национальной ассоциации риелторов (National Association of Realtors, NAR). На сайте организации есть целый раздел, посвященный исключительно вопросам безопасности. В нем публикуются статьи по теме, видео, здесь же — длинный перечень инструментов, способных обезопасить риелторов.

Например, соответствующие приложения для смартфонов: KATANA Safety (прим. http://redakciya.info программа в нужный момент включает громкий сигнал тревоги или же в беззвучном режиме отправляет запрос о помощи в круглосуточно работающий кризисный центр); FOREWARN (позволяет агентам проверять клиентов перед личной встречей — с помощью программы можно выяснить, был ли человек судим, банкротился ли, какую недвижимость покупал); Homesnap Pro (ограничивает время встречи с клиентом; риелтор устанавливает предельное время нахождения на просмотре, и, если оно превышено, выбранным контактам отправляется сигнал тревоги).

Всего в списке более 10 специальных программ только для смартфонов. А есть и другие инструменты защиты — например, датчик Mace Alert 911 — это SOS-кнопка, позволяющая быстро и без использования телефона связываться со службой 911. Или Prop Lock — устройство, блокирующее двери. Замок безопасности держит двери открытыми, не позволяя клиентам с плохими намерениями создавать закрытое пространство, в котором проще творить злодеяния.

У ассоциации также есть своя сеть безопасности: если пропадает один из агентов или его близкий родственник, если кто-то пытается незаконно использовать имя агента с целью мошенничества, если появляется какая-то угроза для риелторов — все члены NAR получают оповещения через социальные сети.

Но даже все перечисленные меры безопасности не способны полностью исключить риски для риелторов. В США, как и в других странах, агенты погибают на работе. Один из последних громких случаев — убийство 33-летнего агента в штате Мэриленд. Мужчину ограбил и застрелил подросток, когда тот находился в демонстрационном доме. Преступник забрал у агента ноутбук и телефон. У погибшего остались жена и двое детей.

Мог ли риелтор спастись? Вряд ли — демонстрационные дома по определению открыты для всех, в том числе, увы, и для злоумышленников. И даже если каждому агенту выдать по ружью, риски профессии никуда не денутся. Тем не менее снижать их можно и нужно — начав хотя бы с изучения списка из полусотни рекомендаций по безопасности от той же Национальной ассоциации риелторов. Первый совет: никогда не проводить показы недвижимости в темное время суток. Даже если показывать приходится «убитую» квартиру в разваливающейся хрущевке с видом на кладбище и мусорный полигон.

Роман Чазов – убийца-педофил из ГудСтайл, угроза нацбезопасности

«Звонили ночью и включали похоронный марш»

Ее мать довели до смерти черные риелторы. Теперь россиянка пытается вернуть свое жилье

 

В Нижегородской области осудили банду черных риелторов, среди которых оказалось трое полицейских. От их рук погибли три человека, а недвижимость жертв досталась преступникам. Недвижимость всегда привлекала бандитов. И чем дороже становится квадратный метр, тем жестче и решительнее они действуют. В этом убедилась на своем горьком опыте студентка МГУ Ольга Бородина. Когда прошлой осенью ее мама умерла при странных обстоятельствах, выяснилось, что московская квартира, где они жили, перешла в собственность загадочных третьих лиц. С тех пор девушку постоянно преследуют и угрожают расправой. В том, как черные риелторы превращают жизнь россиян в настоящий кошмар, разбиралась «Лента.ру».

Редакция просит считать данный текст официальным обращением в МВД России.

Пропавшие миллионы

В 2018 году у студентки МГУ Ольги Бородиной случилась трагедия — ее мать Светлана неожиданно скончалась. На этом беды в семье не закончились: разбирая вещи покойной, девушка невольно раскрыла тайну, которую Светлана больше года скрывала от близких.

Среди старых свитеров Светланы оказался договор о займе на 2,9 миллиона рублей под залог квартиры, который был заключен покойной с компанией микрозаймов «Реальные инвестиции». На что женщина потратила столь внушительную сумму, так и осталось загадкой. Никаких больших покупок семья не совершала, а банковский счет Светланы Бородиной был практически пуст. Не нашлось у нее и тайника с наличными.

Для студентки и ее отца — владельца небольшого охотничьего хозяйства — долг почти в три миллиона рублей оказался неподъемным. Ольга была уверена, что мошенники обманули ее мать, — и написала заявление в полицию.

Через несколько дней Бородиным сообщили, что их история — «гражданский вопрос», который уже решен судом. При этом никаких повесток родственники покойной не получали. Тем не менее по итогам заседания суд постановил, что семья Бородиных должна расстаться не с большой суммой денег, а с трехкомнатной квартирой на Каширском шоссе. Загадочным образом жилье рыночной стоимостью в 11 миллионов рублей перешло в собственность третьего лица. Вскоре в платежных квитанциях появилась фамилия нового собственника — некого Алишера Новичкова.

«Мама готова была пойти на все»

По словам Ольги, у ее матери давно были проблемы с финансами. Светлана регулярно сдавала в ломбард золотые украшения, брала кредиты и гасила их новыми займами.

Изначально деньги уходили на увлечение дочери бальными танцами. Девушке прочили блестящее танцевальное будущее, но занятия обходились дорого. Светлане приходилось оплачивать поездки дочери на соревнования за границу, тренеров, а пошив каждого из многочисленных платьев для танцев обходился примерно в 100 тысяч рублей. В итоге у семьи Бородиных накопились огромные долги — и Ольге пришлось оставить занятия.

Мама очень любила меня и готова была пойти на все, чтобы помочь мне добиться успеха в танцах, — говорит девушка в беседе с «Лентой.ру». — Она тратила на костюмы почти всю свою крошечную зарплату администратора и постоянно приходила поболеть за меня на конкурсах. Отец это увлечение не поддерживал и деньгами не помогал, так что приходилось крутиться.

В какой-то момент у Светланы Бородиной в одночасье испортилась кредитная история. Женщина помогла подруге, взяв для нее кредит в 50 тысяч рублей на свое имя, а та просто исчезла и перестала отвечать на звонки. Из-за просрочки выплат банки отказывали в новых займах — и покрывать долги стало нечем. Попав в замкнутый круг, Светлана решилась на микрозаймы и стала срывать «серые» объявления на остановках. Тогда-то в ее жизни и появилась судьбоносная контора «Реальные инвестиции».

Коллекторы были частыми гостями в нашем доме, — вспоминает Ольга Бородина. — Они названивали сутки напролет, приходили и долбили в дверь. Мы с мамой даже выработали схему, чтобы до нас не добрались. Если мне звонили, я говорила, что не живу с ней, и весь день никому не открывала, сидела дома. Полную сумму маминых кредитов не удалось установить до сих пор.

«Она не позволила бы выкинуть нас, как мусор»

Чтобы разобраться, как долги обернулись потерей квартиры, Бородины обратились в Нагатинский суд Москвы, где решался вопрос о праве собственности. Получить материалы дела оказалось не так просто. На протяжении двух месяцев их «теряли», снова и снова отправляя семью к разным сотрудникам суда. Решить проблему помогла только официальная жалоба — дело нашлось за пять минут.

Когда Ольга ознакомилась с документами, все стало вставать на свои места. Девушка решила, что ее мать наверняка подкупили выгодные условия в конторе микрозаймов «Реальные инвестиции». На протяжении шести лет женщина должна была ежемесячно выплачивать по 21 тысяче рублей — и лишь потом за раз внести один миллион и 200 тысяч. При этом сам заем был оформлен под залог жилья — несмотря на то что в квартире в то время были прописаны несовершеннолетняя Ольга Бородина и ее пожилая бабушка. После этого, судя по данным банковских транзакций, должница исправно переводила 21 тысячу рублей неизвестному лицу.

Девушка предполагает, что сначала Светлана не брала сумасшедших сумм: соглашение, заключенное с конторой в 2017 году, оказалось примерно третьим по счету. На словах мошенники разрешили ей задерживать выплаты, а сама Светлана невнимательно прочла документы. Из-за этого у нее постепенно накопились пени, деньги на оплату которых женщина брала в той же конторе — «не отходя от кассы». В итоге из-за нарушений при выплатах по кредиту контора «Реальные инвестиции» подала в суд.

Однако настоящим шоком для семьи Бородиных стало то, что Светлана подписала отказную от их квартиры в счет погашения долга.

Мы до сих пор не можем понять, как мама решилась на такой шаг, — говорит собеседница «Ленты.ру». — Возможно, ее просто вынудили. Она любила нас — и не позволила бы выкинуть на улицу словно какой-то мусор.

Между тем Ольга припомнила странный инцидент из их семейного прошлого. Когда она заканчивала школу, ее мать попросила их с отцом съездить в нотариальную контору, где последний отказался от своей доли в квартире. Желание стать единоличным собственником Светлана объяснила тем, что хочет взять кредит на обучение дочери.

«Я спрашивала у папы, можно ли убить человека сковородой»

Чтобы уличить мошенников, Бородины срочно подали апелляцию, после чего их квартиру арестовали. Такое решение устроило не всех. Почти три месяца к семье наведывались представители конторы микрозаймов — рослые мужчины кавказской национальности. Они запугивали Бородиных и требовали покинуть квартиру, напоминая, что хозяева там «практически никто».

Ольга вспоминает, что как-то раз ей позвонили неизвестные и попросили связаться со Светланой. Затем пришло странное сообщение — его отправитель писал, что женщина не выходит на связь, и предлагал «помочь по соседям». В итоге звонившие и впрямь пошли по этажам, настраивая соседей против Бородиных.

А потом к ним на кофе заглянул юрист из «Реальных инвестиций» и отдал видеозапись. На ней Светлана сидит в офисе, а перед ней лежат пачки купюр. На камеру она говорит, что получила деньги в полном объеме и что заключать договор ее никто не принуждал. При этом, о какой именно сумме идет речь, женщина не уточняла.

Постоянное психологическое давление невыносимо; хуже всего было, когда неизвестные звонили ночью и включали похоронный марш, — рассказывает Ольга. — У нас развилась паранойя: мы привезли домой отцовское ружье для охоты и сменили все замки. Я подходила к папе и спрашивала, можно ли убить человека сковородой. Мы были как муравьи, которых пытаются выпарить кипятком из квартиры.

Впрочем, как оказалось, представители конторы, с которой связалась Светлана Бородина, порой прибегают и к более жестким методам.

По данным СМИ, один из учредителей «Реальных инвестиций» Заур Алиев владеет посредническим агентством, которое занимается быстрой продажей квартир и сопровождением юридических сделок. В 2015 году в отношении Алиева и двоих его коллег — Никиты Васина и Дениса Золотова — было возбуждено уголовное дело, их обвиняли в вымогательстве. При обысках в офисе нашли множество ключей от квартир, вероятно, принадлежавших пострадавшим.

Клиентами конторы становились малоимущие люди с тяжелыми заболеваниями или больными детьми. Если на организацию была записана лишь доля в чужой квартире, к хозяевам подселяли «профессиональных соседей». Они избивали жертв, громили мебель с посудой и делали все, чтобы те продали оставшуюся часть за гроши.

После года в СИЗО подозреваемых отпустили, но, как удалось выяснить Ольге Бородиной, уже зимой 2018 года подозреваемых арестовали снова. В сети конторы попали десятки людей, а на учредителя Алиева оказались записаны доли более чем в 50 квартирах. Сколько переписано на остальных фигурантов дела, до сих пор остается загадкой. По мнению оперативника из Управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) МВД России, общий ущерб от действий черных риелторов может составлять более 300 миллионов рублей.

«Я просто борюсь за свое будущее»

Узнав о криминальном прошлом преследователей и сопоставив даты, Бородины задумались о том, что Светлана могла умереть не своей смертью. Дело в том, что решение суда об их квартире на Каширском шоссе вынесли на следующий день после того, как не стало должницы, — и это было очень на руку кредиторам.

Я была в поездке и не знала, что происходит дома, — рассказывает Ольга Бородина. — Внезапно мама позвонила и рассказала, как сильно скучает по мне и любит, хотя такая сентиментальность ей не свойственна. Я вернулась с вокзала — и нашла маму плачущей на полу. Ей было очень плохо: давление и температура, тошнота, боль в районе ребер.

У Светланы Бородиной не было хронических болезней, и она могла похвастаться неплохим иммунитетом. Три недели женщина сдавала анализы, а врачи не могли определиться с диагнозом: ей ставили то остеохондроз, то ротавирусную инфекцию, то ОРВИ.

В итоге Светлану госпитализировали — и через несколько дней она скончалась. Вскрытие показало, что причины смерти — разрыв сердечной аорты и аневризма. Однако знакомые медики Бородиных не исключили, что Светлану могли отравить.

С того момента прошло около года. Все это время Ольга Бородина пытается справиться с утратой матери и постоянно живет на чемоданах. Решение суда о выселении ее из квартиры до сих пор не вступило в законную силу. Что до уголовного дела о мошенничестве, возбуждать его правоохранительные органы отказываются.

Между тем отец Ольги помогать дочери не стал — он просто переложил все проблемы на ее плечи и уехал к родственникам. Примерно в то же время молодого человека девушки призвали в армию. Чтобы выживать и оплачивать консультации юриста, Ольге Бородиной пришлось взять академический отпуск в университете и устроиться на три работы.

Сейчас я просто борюсь за свое будущее, — заключает она. — В случившемся нет виноватых. Только пострадавшие. И те, кто эти страдания причинил. Не знаю, чем закончится история, но надеюсь, в моей жизни больше не будет людей, готовых нажиться на чужих бедах.